Бизнес

Западные компании больше не хотят уходить. Какой фокус придумала Москва

Экономисты назвали три причины, по которым западные компании не ушли из России

С марта 2022-го Россию покинули более полутора тысяч иностранных компаний. В списке оказались крупные производители электроники, одежды, мебели, косметики. Некоторые прекратили все операции, кто-то продал активы местным предпринимателям, причем за бесценок. Другие заняли выжидательную позицию. И вот, спустя более чем два года, многие отказались от затеи. Цена потери бизнеса в России оказалась слишком велика.

Попрошу остаться

Уже по итогам 2022-го убытки для «уехавших» оказались колоссальными. А за все время иностранные компании, ушедшие из России, потеряли свыше 107 миллиардов долларов в виде списаний и упущенных доходов, подсчитало агентство Reuters на основе документов и отчетности бизнеса.»Так, компания BP оценила свои убытки от ухода из России в 25 миллиардов долларов – это значимо даже по меркам транснациональных гигантов. Перенос производств и логистических цепочек требует времени и значительных затрат. Для некоторых компаний это оказалось более сложным и затратным процессом, чем ожидалось», — отмечает Вадим Петров, председатель правления Ассоциации «Публичная дипломатия».В итоге намеревавшиеся уйти из России на фоне санкционного давления иностранные компании начали менять свою точку зрения, сообщила Financial Times. Как рассказал изданию один из собеседников на руководящих должностях, они столкнулись с серьезными бюрократическими препятствиями при продаже бизнеса. А на рыночные цены им не приходится рассчитывать вовсе.С учетом регуляторных мер, предпринятых Москвой, многие компании оказались между молотом и наковальней. Так, Россия ввела обязательную 50-процентную скидку на активы из «недружественных» стран, при продаже российским покупателям. А также «налог на выезд» — минимум 15%.К тому же, свежи воспоминания о скандалах с гигантами Carlsberg и Danone. Их активы были арестованы после того, как они объявили об уходе. Danone в итоге продала активы с большой скидкой, Carlsberg по-прежнему судиться с Москвой, а один из бывших топ-менеджеров пивоваренной компании сидит в тюрьме.

Если речь идет не о крупных корпорациях, то ситуация может сложиться и так, что, закрыв бизнес в России, предприниматели рискуют остаться вообще без всего. Многие зарубежные компании создавали свои российский активы три десятилетия, построили по несколько заводов в разных регионах. А сейчас вынуждены потерять рынки сбыта.Мало продать активы за бесценок и заплатить «отступные». Нужно еще и найти желающих их приобрести, которых нет в санкционном списке, отмечает Надежда Капустина, профессор кафедры экономической безопасности и управления рисками Финансового университета при Правительстве РФ.В итоге, по данным Киевской школы экономики, тогда как около 1600 международных компаний либо ушли с рынка, либо сократили свою деятельность, более 2100 транснациональных корпораций, сообщивших о своем скором уходе, все же предпочли не рисковать.

Ребрендинг как компромисс

Экономисты констатируют: введенные Москвой системные меры оказались предельно продуманы и эффективны. Они сделали продажу активов крайне невыгодной. Плюс — различные административные барьеры для ухода компаний, включая необходимость получения разрешений на продажу активов и вывод капитала, указывает Вадим Петров.Так, например, в сентябре 2022-го компания Air Liquide объявила о подписании меморандума по продаже своего российского бизнеса команде местных менеджеров, которые им управляли.

Однако сделка так и не получила одобрения российского правительства, в результате чего дело не сдвинулось с мертвой точки.Наконец, одна из главных причин, по которой западные компании отказываются уходить — прибыльность бизнеса. Западные игроки не всегда могут быстро и безболезненно отказаться от такого рынка. Компании будут искать компромисс, чтобы остаться в России, в первую очередь этим компромиссом может стать реорганизация и ребрендинг, указывает Виктория Сукновалова, руководитель маркетингового направления SBS Consulting.Так, например, Coca-Cola прекратила поставки безалкогольных напитков в Россию. Но этим занялась «дочка» гиганта в регионе, Coca-Cola Hellenic, в котором ей принадлежит 21 процент акций. В августе 2022 года Hellenic создала отдельную российскую компанию «Мултон Партнерс», чьи российские версии брендов Coca-Cola включают «Добрую колу». «Добрая кола» в итоге подвинула «оригинальную» с места бестселлера в стране.Потребительская активность восстанавливается, а экономика России не провалилась в ту «черную дыру», которую прочили ей западные экономисты. Например, по данным исследования Йельской школы менеджмента, компании, оставшиеся в России, продолжают получать значительные доходы от своей деятельности. Для некоторых корпораций это составляет до 5-10% от общего оборота. Неудивительно, что крупняки Mondelez, Unilever, Nestlé и Philip Morris в открытую говорят о том, что их инвесторов не волнуют «моральные соображения».

Гуманизм тоже продается

Многие из отказавшихся, впрочем, поспешили объяснить свое затянувшееся присутствие на российском рынке «гуманиcтическими» соображениями. Так, Avon начала процесс продажи своего российского бизнеса и получила предложения, но решила их не принимать. «Более 135 лет Avon поддерживает женщин, где бы они ни находились, независимо от этнической принадлежности, национальности, возраста или религии», — сообщила компании.В марте 2022-го PepsiCo объявила о приостановке продажи и производства своего флагманского напитка в России. Но продолжает производить и продавать молочные продукты и детское питание. Это объясняется значительными инвестициями в производственные мощности и важностью российского рынка для этих категорий товаров. Сейчас, как никогда, мы должны сохранять верность гуманитарному аспекту нашего бизнеса, объяснил позицию компании ее гендиректор Рамон Лагуарта.4Многие компании связаны долгосрочными контрактами с российскими партнерами и клиентами. Нарушение этих контрактов приводиn к юридическим последствиям и значительным штрафам. Dura lex, sed lex как говорят юристы. Уход с рынка может повлиять на использование лицензий и патентов в регионе, отмечает Вадим Петров.»По сути, каждая такая компания находилась перед выбором: остаться и получить за это наказание, или уйти и потерять клиентов и рынок. «Налоги на выезд» добавляли очков в чашу весов «остаться». Что интересно: ушли в основном европейские компании, тогда как американские остались. Яркий пример — Бургер Кинг. Свято место пусто не бывает, поэтому на освобожденные территории быстро пришли их конкуренты. И если с fashion-рынком камбэк еще возможен, то автомобильный для многих брендов будет закрыт уже навсегда», — отмечает Юрий Гизатуллин, основатель IT-компании Tiqum.»Если мы уйдем из России, они заберут наши бренды себе. Я не думаю, что это нам подойдет», — сообщил FT член совета директоров Unilever Нельсон Пельтц.В МИДе, впрочем, поспешили успокоить: в России не собираются национализировать активы ушедших западных компаний. Москва вводит ответные меры, однако право собственности при этом не меняется, речь идет о временном управлении. Как указывают в МИДе, Россия ответственно подходит к иностранным инвестициям даже из недружественных стран.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»